Испив из вод великого потока…

Испив из вод великого потока

Отмеренную свыше чашу лет,

Познав порока сладость, горечь бед,

Любив, надеявшись, страдав жестоко,

В пыли и прахе на скрещении дорог,

Как-будто подводя скупой итог,

Молясь за тех, с кем хоть на краткий миг

В водоворотах жизни быстротечной

Душою жил иль размышлял о вечном,

В пыли и прахе умирал старик.

Слова последние и вздохи недолги,

И шепчет только: “ Боже, помоги! “

И лишь бескровные уста “ Аминь “ шепнули,

Пять чистых душ, пять духов он узрел.

Их образ перед ним огнём горел ,

И все сомненья в свете том тонули.

И первый молвил, грустно улыбнувшись:

– Тот, кто тобой всю жизнь руководил,

Тебя в последний миг не позабыл,

Не брось и ты его, со страхом отвернувшись!

– И слово каждое твоё и весь твой вид

Опору мне несут и исцеленье,

Они – Божественного части Откровенья,

– Дрожа и плача отвечал старик.

– И всё же боль последнего страданья

Меня тревожит – это наказанье

За сотворённое при жизни мною зло

И беды, что другим оно несло.

И потому молю лишь об одном:

Меня вы успокойте разговором,

Пусть горьким, только не немым укором

Слова покажутся. Поведайте о том,

Чем полон был ваш взор благословенный,

Когда прощался дух с темницей бренной.

Посланник первый начал речь:

– Я, умирая в полдень жаркий,

Запомнил солнца образ яркий

И в памяти сумел сберечь.

Воистину прекрасный срок,

Час света, апогей природы,

В движенье воздух, твердь и воды,

И отступает грозный рок.

– Я умер, – произнёс второй,

– Под вечер, видев, как великое светило

За горизонт далёкий уходило,

Свой путь отметив алою тропой.

– Воистину, достоин твой удел.

Свершив всё то, на что Господь подвинул,

Ты мир как-будто бы заснув покинул,

Чтоб силы обрести для новых дел.

И третий о себе поведал:

– Глубокой ночью умер я

Под искры рыжего огня

И звёздного мерцанье света.

– Воистину, был справедлив Творец,

Ничей покой не потревожив,

Последний миг в себе ты прожил,

Достойно встретив свой конец.

– Когда светлеют небеса,

И ветер свеж, и воздух сладок,

И всё таит в себе прохладу,

Тогда… – четвёртый дух сказал.

– Ты получил ценнейшее лекарство

От бед и страхов, горестей коварства –

Надежду, что уносим мы с собой.

Что укрепляет веру в жизнь

Сильнее, чем само рожденье?!

Святое в нём благословенье

Того, кто дал нам эту жизнь.

И улыбнулся старец кроткий,

Лишь только пятого узрел.

И разменял свой век короткий

На нам неведомый удел.

К Содержанию

Комментарии запрещены.